Разное‎ > ‎

Сапоги Сталина и анекдот Черчилля

Разведчик из Коптева рассказал, как помогал с геометрией Светлане Аллилуевой и выполнял важное задание в Потсдаме

Настоящая шпионская история с участием премьер-министра Великобритании Уинстона Черчилля, его жены Клементины и лидера СССР Иосифа Сталина случилась в биографии 93-летнего жителя района Коптево Валентина Гульста.


Привет от генсека
В  Москву  семья  Гульстов переехала из Тбилиси. В столицу отца позвал Берия, работавший в Грузии до 1938 года. Валя оказался в одном классе со Светланой Аллилуевой.
 — Светка иногда звонит вечером: «Валя,  что  делать? Не получается  задача  по  гео  метрии».  Я  говорю: «Приходи, помогу», — вспоминает Гульст.  — Что мне  запомнилось  —  у неё не было никаких  ценностей: ни серёг, ни браслетов, ни колец, даже часы мне купили раньше. А у самого  Сталина,  Светка показывала, в шкафу — френч и сапоги. Больше ничего.
В Куйбышеве в эвакуации Валентин справлял Новый год в гостях у Светы.
 — Я учился в 9-м классе. Позвонил Сталин, поздравил дочь, поинтересовался, кто с ней, — рассказывает Гульст. — А в гостях были я и Рэм Меркулов, сын будущего министра госбезопасности. Сталин сказал: «Передай Вале привет».

Хотел на фронт
Летом 1942 года Валентин с другом втайне от родителей отправились на фронт. Их вернули, и парня определили в танковое училище. А в 1944-м он попал в контрразведку, прошёл обучение в Высшей школе КГБ.
Когда  стало  известно, что в Одессу прибудет президент Фонда помощи России Красного Креста Клементина Черчилль, сопровождать её поручили 21-летнему Валентину.
 —  Мне сказали: «Ты учти, что у Клементины есть задание встретиться с кем-то из больших резидентов», — вспоминает житель из САО.
Перед ним поставили задачу не допустить эту встречу.
 —  На полтора месяца я стал её переводчиком. Клементине около 60 лет, она умная, начитанная, да и я не промах, хоть и молод, — смеётся Валентин. — Любил театр, литературу, историю, так что поговорить было о чём. Я сопровождал её на прогулках по побережью, переводил в оперном театре.
Задание контрразведчик выполнил: важная встреча не состоялась. А уезжая, женщина сказала: «Не могу с вами вот так расстаться» — и вручила особую визитку с номером телефона и правом на беспрепятственный вход в резиденцию Черчиллей в Лондоне.

Коньяк для премьера
Эта визитка позже решила исход важнейшего секретного задания. Летом 1945 года Гульста в качестве переводчика отправили на Потсдамскую конференцию, где решалась судьба послевоенной Германии.
 — Когда готовили помещение для англичан, в одной из комнат Черчилля поставили прослушку, а настроить не успели, — рассказывает Валентин Вениаминович, которому поручили исправить эту ошибку. — Я не представлял, как это проверну: чтобы настроить прослушку, нужно было орать в комнате, где она стояла.
Помог случай. Накануне Сталин пообещал Черчиллю ящик марочного коньяка. За подарком при ехала английская охрана, и молодой лейтенант попросил личной аудиенции у премьера. Показал визитку, поведал о знакомстве с Клементиной. К удивлению самого Гульста, на следующий день передали, что премьер согласился на встречу.
 — Когда мы с сопровождающими были рядом с той самой комнатой, я стал кричать: «Плохо мне, задыхаюсь!» Крик, гвалт, а мне того и нужно. Я настолько вошёл в роль, что прибывший доктор велел срочно сделать инъекцию, — вспоминает Валентин Вениаминович.
Задание уже было выполнено, но Валентину Гульсту требовалось завершить миссию, чтобы не вызвать подозрений. Английский премьер-министр был дружелюбен и рассказал один из своих знаменитых анекдотов. В шутку возмутился, что за его поимку после побега из плена назначили награду всего 100 фунтов.
 — На тумбочке у него стояла бутылка коньяка и лежали гаванские сигары, — вспоминает Валентин Гульст. — Потом Черчилль привстал, протянул мне руку: мол, можете идти. Я пожал её, поклонился, а дальше ничего не помню: стресс. В себя пришёл уже на базе.
За блестяще выполненное задание разведчику вручили ключи от нового автомобиля и позолоченный вальтер.


«Алмазное» дело
В контрразведке и разведке Гульст прослужил до 1949 года. Уйти пришлось из-за туберкулёза.
 — Врачи давали мне пару лет, но я не смог лежать — играл в волейбол, плавал. И неожиданно пошёл на поправку, — говорит Валентин Вениаминович.
Он закончил учёбу в МАИ и пошёл работать на оборонку. За короткое время от зам. начальника цеха «Алмаза» дослужился до главного контролёра объединения по качеству ракет. А выйдя на пенсию, начал работать с молодёжью: рассказывал школьникам о Великой Отечественной войне и, конечно, о Потсдамской конференции.

Мария
ЖУКОВА

газета Север Столицы N 37 (357) октябрь 2017 стр.12
http://s3-eu-central-1.amazonaws.com/saonews/uploads/2017/10/SAO_37_2017.pdf